§ 1. Конечная цель человека, п.1

1. Человеку очень важно осознавать конечную цель своей жизни. Она как ориентир, на который мы направляем взгляд, чтобы не заблудиться на запутанных дорогах; как звезда, которая указывает направление лодке нашей жизни; как свет, помогающий нам осознать задачу этой временной жизни; как сила, вносящая порядок и единство в многообразии человеческих действий.

Итак, конечная цель человека, согласно Святому Писанию, является ни чем иным, как и его отправной точкой. «Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь» (Рим. 11, 36). Подобно тому, как всё имеет в Боге свое начало и свою первопричину (ex ipso – из Него), призвано к жизни Им и только Им (per ipsum - Им), так же всё и направляется к Нему как к своей конечной цели (in ipso – к Нему). Подобно тому, как Бог является действенной причиной (causa efficiens) всего сотворенного, он является и конечной целью всего сотворенного, а следовательно, и человека. «Все сделал Господь ради Себя; и даже нечестивого блюдет на день бедствия» (Прит. 16, 4). «Каждого кто называется Моим именем, Я сотворил для славы Моей, образовал и устроил» (Ис. 43, 7). «Славы Моей не дам иному» (Ис. 48, 11).

Бог не мог дать Своим творениям никакой иной цели.

Именно конечная цель является причиной, которая всё приводит в движение. И если бы Бог создал Свои творения для какой-то иной цели, а не для Себя Самого, тогда Бог был бы зависим от чего-то, сущего вне Его; Он Сам оказался бы подчинен этому, а, следовательно, уже не был бы высшим существом, Он не был бы больше Богом. Но ведь Бог говорит через пророка: «Я Господь, это - Мое имя, и не дам славы Моей иному и хвалы Моей истуканам» (Ис. 42, 8).

То, что конечной целью всего может быть только Бог, вытекает и из того, что всё сотворенное, даже если оно является добрым и желанным, может быть таковым только при подчинении высшему благу, являясь лишь тусклым образом которого, оно участвует в его доброте, представляя собой лишь слабый луч, исходящий от истинного источника, подобно тому, как планеты могут лишь отражать свет, полученный ими от солнца.

Если бы Бог призвал к жизни что-то, не поставив это на служение высшему благу, то это противоречило бы бесконечной святости и любви Божьей, которой Он любит превыше всего Самого Себя как самое совершенное и бесконечное благо.

Бог мог бы и не вызывать к жизни сотворенные вещи; но если Он захотел их создать, то Он не мог дать творению никакой иной цели, кроме Себя Самого.

  К содержанию следующая »