§4. Восстановление, п.1

Вместе со свободой воли человек в раю имел и свободу от греха и страдания. Он с легкостью мог удаляться от любого греха и вины, а в результате от него были удалены и временные последствия вины: страдания и смерть. Свобода от греха, однако, имелась у него не в совершенстве, как у тех, кто уже достиг цели. Подобно тому, как он имел возможность не грешить, так он имел и возможность грешить.

Он должен был отличиться тем, что не грешил, хотя он и мог согрешить. Что было бы для него более славным, как не то, что о нем можно было бы сказать: «Он мог согрешить, но не согрешил; мог сделать зло и не сделал» (Сир. 31, 10)? Но «человек в чести неразумен» (Пс. 48,21). Он злоупотребил свободой воли и утратил свободу от греха, а тем самым и свободу от страданий и смерти.

Раньше он имел возможность не грешить, а теперь подпал под власть (моральной) невозможности не грешить.

Свобода воли осталась по сути той же самой, но, тем не менее, она находится в прискорбном состоянии, она подобна пленнице, которая отовсюду стеснена и отдана во власть страстей.

Оставшийся предоставленным сам себе, человек оказался во власти разыгравшихся страстей. Для него стало абсолютно невозможно достичь сверхъестественной конечной цели, заключающейся в созерцании Бога.

Правда, свободная воля человека может принять спасение, но ей не дано достичь его собственными силами. Инициатор нашего спасения – Бог.

Сверхъестественная конечная цель может быть достигнута только сверхъестественными средствами. Наша душа нуждается в небесных, сверхъестественных, божественных силах, если она желает получить спасение. – Господь Иисус Христос возвратил нам эти силы. Он, «будучи сияние славы и образ ипостаси Его (Отца) и держа все словом силы Своей», пришел, чтобы «совершить Собою очищение грехов наших» (Евр. 1, 3), восстановить искаженный образ Бога в человеке и укрепить его слабость. Возродившись во Христе, человек получает новую жизнь и новые силы, «высший, божественный принцип жизни», который возвышает человеческую природу «над кругом свойственных ей способностей, актов и целей и вообще над любой сотворенной природой и дает ей участие в божественной природе». Человек возвышается до образа жизни, соответствующего сверхъестественной цели.

« предыдущая К содержанию следующая »