§10. Обязанность стремиться к совершенству и советы, п.2

Но хотя мы не можем сделать ничего, к чему Бог ни приложил бы Свою руку, наша любовь имеет большое свободное пространство для своих действий.

Ведь можно быть уверенным, что любовь, если она во всех своих актах, хотя бы потенциально, стремится к последней цели, вообще может приходить в действие более или менее часто, и при этом нельзя сказать, что менее частое упражнение в ней нарушает долг. Тогда и акт добродетели может быть более или менее интенсивным, а человек при этом не станет виновным в нарушении долга. Ведь нельзя же быть обязанным во всех действиях стремиться к высшей степени интенсивности. Следовательно, существует область советов, в которой находятся различные ступени, восхождение по которым предоставлено свободной воле человека.

И это касается не только нашей воли, которая может совершить или не совершить действие и довести дело до конца более или менее энергично, но и различных видов добродетельных действий. Не все добродетельные действия равноценны с точки зрения их объектов, они имеют «различное достоинство и красоту».

Подобно тому, как сотворенные вещи могут участвовать в Божественном бытии с большим или меньшим совершенством, так и действиям и усилиям человека, через которые осуществляются цели Божьи, в нравственном отношении принадлежит различное значение, в зависимости от того, насколько они важны для целостного организма нравственного порядка. Так объективно «сохранение святости брака важнее, чем поддержание дружеских отношений, защита жизни или родины лучше, чем защита права на собственность; лучше в нравственном отношении, разумеется, в свете высшего блага…

Так мы даже можем утверждать, что крупное пожертвование, какое-то щедрое социальное учреждение объективно «лучше», чем скудный дар, что трудное и благочестиво совершенное паломничество «лучше», чем краткая молитва «Отче наш».

« предыдущая К содержанию следующая »