§12. Созерцательная и активная жизнь, п.4

Св. Фома не боится утверждать, что с практической точки зрения, предпочтения заслуживает сочетание созерцательной жизни с активной. Ибо, как он говорит, более высокая цель заключается в том, чтобы и других просвещать, а не просто владеть светом для самого себя. Лучше не только довольствоваться своим совершенством, но также спасать и освящать других. Как весь человек более совершенен, чем одна только душа или одно тело, так и в этом мире жизнь, состоящая из активной и контемплативной, выше, чем какая-либо одна из них. Пассавант говорит: «Мудрецом можно назвать того, кому удастся сохранить в благотворном равновесии обе чаши духовной деятельности, внутреннего и внешнего делания. Через духовное посвящение он стал бы священником, который внутри себя, в храме Божества, совершал святые Тайны и выходил бы оттуда лишь для того, чтобы исцелять, поучать и благословлять своих бедных братьев».

Так и наш Спаситель, образец христианской жизни, прекрасно сочетал созерцательную и деятельную жизнь.

Там, где соединены обе эти формы жизни, одна из них содействует развитию другой.

Созерцательная жизнь подобна теплой крови, которая дает силы жизни деятельной; это неисчерпаемый источник, который постоянно освежает и животворит повседневные труды. Она придает воле чудесную энергию, которая дает человеку возможность решать высочайшие задачи. Это ключ к пониманию столь великолепной и многообразной деятельности многих святых.

«Земля была бы ужасно безотрадна, а мир – пуст, как вымершая пустыня, земля была бы огромной могилой, а небо над ней – черной крышкой гроба, если бы не молитва, которая, прикасаясь к земному, пробуждает в нем источники высшей жизни». Хеттингер.

И наоборот, деятельная жизнь очень может способствовать жизни созерцательной. Преодоление, самоотречение, упражнения в нравственных добродетелях успокаивают или упорядочивают страсти, отгоняют игру фантазии и, таким образом, делают возможной беспрепятственную самоотдачу Богу во время молитвы.

Поэтому мы почти нигде в церкви не найдем резкого разделения между созерцательной и деятельной жизнью. Даже в монашеских орденах, которые мы называем созерцательными, деятельная жизнь не устраняется полностью, хотя, разумеется, первое место занимает молитвенная жизнь.

Разница между активными и созерцательными орденами заключается собственно в том, что последние рассматривают внешние упражнения скорее как вспомогательные средства для созерцательной деятельности, а в активных орденах молитвенная жизнь должна оживлять и поддерживать внешнюю деятельность.

« предыдущая К содержанию следующая »