§13. Христос – наш пример и наша сила, п.4

Эта внутренняя святость Христа отражается в Его внешней жизни и делах. Внешняя жизнь – отражение внутренней.

а). Рассмотрим сначала отношение Спасителя к Его небесному Отцу.

Сначала рассмотрим молитвенную жизнь. Хотя Св. Писание сообщает о ней не так уж много, но даже те немногие лучики света, которые сияют нам оттуда, уже достаточно указывают на непрестанно пылавший огонь св. поклонения у нашего Господа. Святое Писание сообщает нам о 26 молитвах Иисуса. Конечно, каждый раз, когда мы видим Спасителя молящимся, речь идет об «особом моменте, к которому приурочен определенный выбор в Его мессианском деле». Но когда Св. Писание повествует о Его привычке ходить ночью на гору Елеонскую и молиться там, то оно открывает нам глубокую внутреннюю потребность Спасителя в молитвенном общении с небесным Отцом. И если апостол говорит, что Спаситель «во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение» (Евр. 5, 7), то мы при этом можем иметь в виду не только Его молитву в Гефсимании и на кресте. Более того, выражение «во дни плоти Своей» указывает на всё время Его унижения, то есть, на время Его земной жизни вообще, «когда Он жил в теле, подверженном страданиям и искушениям» (Вайрет цу Ст.). Молитвенная жизнь Спасителя начинается с первого мгновения Его земного существования;Он обладал блаженным созерцанием, которое невозможно представить себе без поклонения. Хвалы и благодарения. И непрестанно, до самого последнего момента Его жизни, из Его сердца исходило драгоценное благоухание к престолу Божьему, «драгоценное кадило Его сердца и души … постоянно горело, никогда не выгорая».

Мы видим Его то тихо молящимся в уединении, на горе (Лк. 6, 12) или в пустыне (Лк. 5, 16), то среди учеников (Лк. 9, 18) или в храме и в синагоге (Мк. 1, 21; 3, 1), то в ночной тьме (Лк. 6, 12), то рано на заре (Мк. 1, 35) или посреди ясного дня (Мф. 14, 19; Мк. 6, 41); то молящимся без свидетелей в тишине своего сердца (Евр. 10, 5) или после совершения чудес (Мк. 1, 35), то во славе Преображения (Лк. 9, 29) или в смертном страхе на горе Елеонской (Мф. 26, 39); при Его таинственном приходе в мир (Евр. 10, 5), так и при Его исполненном любви прощании с учениками в Его первосвященнической молитве (Ин. 17, 1 и далее). И если всё, что происходит с добрым намерением, имеет характер молитвы, то в какой же высокой степени это относится к делам Спасителя, который всё, что ни делал, совершал исключительно во славу Своего небесного Отца! Потому Св. Ансельм по праву может сказать: «Всё, что Он делал во плоти, было молением и прошением за людей».

Так Спаситель стал примером для людей в этом важном религиозном упражнении и призывает нас к нему во всех сферах нашей жизни. «Если ты слышишь, как Учитель молится, учись молиться. Ведь Он затем и молился, чтобы ты научился молиться». «Все ангелы тоже молятся, молится и всякое творение. Что же мне ещё сказать об обязанности молитвы? Только вот что: Сам Господь молился, Ему да будет хвала и слава во веки веков». «Если Безгрешный молился, то тем более должны молиться мы, грешники!»/

Второе, что для нас столь достойно подражания в служении Спасителя Всевышнему, это Его полное предание Себя на волю Божью. Для Своих действий Он не знал никакого иного закона и никакой иной нормы, кроме воли Его небесного Отца. Нашему естественному взгляду в Его жизни многое кажется загадочным. Естественному разумению кажется, что легче было бы понять, если бы Спаситель с Его задачей мирового масштаба явился в центре цивилизованного мира, чтобы оттуда излить лучи Своего света по всем направлениям. Нам кажется странным, что Искупитель, которого к тому моменту ждали уже тысячелетиями, которого ожидали с таким пламенным желанием, так долго медлил со своей вестью, даже после того, как поставил Свой шатер среди людей. Духу мира сего более соответствовало бы то, чтобы Он для выполнения Своей великой задачи избрал что-то великое и сильное, что имеет какое-то значение. Но ничего подобного. Воля небесного Отца указывает Ему на неприметный Назарет. И там Он проводит Свою жизнь, пока не настанет назначенный Отцом час. Час наступает, и Он избирает местом Своей деятельности не Иерусалим, а презираемую всеми и глубоко опустившуюся Галилею. Ибо у пророка написано: «Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее возвеличит приморский путь, Заиорданскую страну, Галилею языческую. Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет» (Ис. 9, 1 - 2).

В качестве свих служителей, своих органов, Он избирает 12 бедных рыбаков. «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, - для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1 Кор. 1, 27 - 29). Он ведь всегда делает только то, «угодно Отцу» (Ин. 8, 29). Воля Бога – для Него закон (Ин. 5, 30), пища (Ин. 4, 34), Его задача (Ин. 8, 26), Его цель (Мф. 11, 26).

б) В Своем обращении с людьми Сын Божий показывает нам благороднейшую человечность и человеколюбие, которые могут быть свойственны только пламенно любящему сердцу. «После того Он явился на земле и обращался между людьми» (Вар. 3, 38). Он не закрывается от людей, как Иоанн. Его призвание Искупителя, пришедшего, чтобы стать врачом и избавить людей от болезни греха, чтобы стать учителем и просветить мир светом Своей истины, ведет Его в гущу народа и не допускает недостижимой удаленности: всё побуждает Его обращаться с людьми, снисходя до них и привлекая их к Себе (Мф. 9, 10; ср. 1 Кор. 9, 22), чтобы они через Него получили доступ к Отцу через веру и могли похвалиться «надеждою славы Божией» (Рим. 5, 2).

Рассмотрим подробнее некоторые черты его обращения с людьми.

Сначала мы видим, как Он всегда был доступен для всех людей. Высокопоставленные чиновники (Ин. 3, 1 и далее), книжники (Лк. 10, 25 и далее), начальник синагоги (Мф. 9, 18), царские служащие (Ин. 4, 46), и офицеры (Мф. 8, 5 и далее), бедные и богатые, мытари (Мф. 9, 9 и далее) и грешники (Мф. 11, 19) приходили к Нему и пользовались Его милостью. Он никого не отвергал, но отдавал предпочтение бедным и страждущим. Он сдержан и осторожен в общении с женщинами, так что ученики удивились, увидев, что Он говорит с Самарянкой (Ин. 4, 27). Для Него не было неподходящего времени. Уставший до изнеможения в конце дня, он благословляет детей, которых принесли к Нему родители, не обращая внимания на протесты Его учеников (Мф. 19, 13 – 15).

Со всеми он искренен и правдив. Он не ищет обходных путей. Он никому не льстит, говорит то, что думает, просто, откровенно и прямо (Лк. 11, 37 – 58). И вновь мы видим Его исполненным мудрой сдержанности. Он порицает там, где это уместно, но Он «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12, 20).Он вступается за оклеветанных и несправедливо осужденных (Лк. 7,37 – 49); упрямцы и неисправимые злоумышленники слышат от Него жестокие слова (Мф. 12, 34; 23, 13). Люди знали, как Он к ним относился.

Казалось, Он совсем забывал Самого Себя. Он служил другим бескорыстно, жертвенно, самозабвенно. «Он ходил, благотворя» (Деян. 10, 38). Он мог сказать: «А Я посреди вас, как служащий» (Лк. 2, 27). Он делал людям добро словом и делом, для тела и для души, друзьям и врагам, грешникам и праведникам. «Чтобы помогать и утешать, Он всё делает чудотворным: Свое слово, Свою руку, Свою слюну, даже край своей одежды» (Мф. 9, 20).

Ни одна жертва не казалась Ему слишком большой. Ни голод, ни жажда, ни неблагодарность, ни вражда не могли остановить Его ревность в служении ближним. И чем ближе подходил последний час, тем более страстно желал Он умножать Свои дела, чтобы помочь людям. «Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9, 4). В конце Своей жизни Он потом, глядя на свои дела, смог сказать столь утешительное и ободряющее для Него слово: «Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить» (Ин. 17, 4). «Так в конце дня глаз солнца сияет ярче. Оно в радости Господней окидывает взглядом дневные дела, которым оно способствовало; то благословение жизни и утешения, которое оно давало земле и сынам человеческим, и удовлетворенно в покое склоняет голову на грудь вечерним облакам».

Но всем этим делам ценность и привлекательность придает любовь, которая сияет в них с благотворной теплотой. Он, «возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их» (Ин. 13, 1). Он любил их самоотверженной любовью, которая не ищет своего, но желает только давать; любовью, которая не просто живет в глубине сердца, но заявляет о себе вовне любезностью и внутренним участием в радостях и страданиях (Ин. 11, 35; Лк. 19, 41), готовностью признания добра (Мк. 5, 34; Мф. 8, 10; 15, 28) и великой снисходительностью к человеческим слабостям (Ин. 8,10). Его сердце было «золотой кузницей непрестанного благодеяния», а Его обращение с людьми для всех нас, особенно для священников, получивших великую миссию продолжения и завершения искупительного дела Иисуса Христа, - высшей школой, которая учит обращаться с людьми в Духе Иисуса Христа. В их поведении и делах земная жизни Иисуса Христа должна отразиться во всем своем достоинстве и возвышенности, а также в снисходительности и способности к приспособлению. Они должны стать сладостным благоуханием Иисуса Христа (2 Кор. 2, 15).

« предыдущая К содержанию следующая »