§ 18. Мир как источник искушений, п.1

Слово «мир» употребляется в Св. Писании в различных значениях.

1. В первую очередь, под ним понимается всё видимое творение – физический мир, особенно земля с её сокровищами. Об этом мире св. апостол Иоанн пишет: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его» (1 Ин. 2, 15-17). Павел, говоря, что он распят для мира, тоже имеет в виду этот мир (Гал. 6, 14)

Этот мир, радующий чувства своей красотой, сам по себе не плох. Напротив, он произошел из руки Божьей, является отражением красоты и славы Самого Бога, а, следовательно, сам по себе хорош.

По воле Божьей он должен служить человеку лестницей, по ступеням которой тот будет подниматься на небо. Церковь Божья каждый день в молитве своих священников по псалтири воспевает это творение и ставит все произведения этого мира на служение Всевышнему. И как Сам Спаситель «приветливо обращал Свой взор на цветы и детей, и на полевые лилии», так и святые восхищались красотой творения рук Божьих.

Тем не менее, остается истинным и слово св. Иоанна. В нем звучит оправданное предостережение. Этот мир содержит для человека в его нынешнем состоянии и стимулы ко греху. Он пробуждает запрещенные вожделения. Он может совратить человека, чтобы тот видел в нем свою главную цель, вместо того, чтобы использовать его как средство для достижения конечной цели, чтобы он любил творение больше, чем Творца; стал идолопоклонником, сделав мир богом своего сердца. Эта опасность увеличивается, так как и враг использует прелести этого мира, чтобы с их помощью ввести человека в искушение и в грех.

Но всё это не ведет христианина не к тому, чтобы презирать мир как нечто греховное, а только к тому, чтобы правильно его использовать, то есть привести пользование миром в правильное соотношение с конечной целью. Как говорит св. Августин: «Мир плох лишь постольку, поскольку плохи те, кто предпочитает его Богу».

«Итак, христианское «бегство от мира» удалено от любви к миру и стремления к миру у древних и новых учителей наслаждения, так же, как и от мировой боли и ненависти к миру, встречающихся у Гераклита, Шопенгауэра, Эдуарда Гартмана».

« предыдущая К содержанию следующая »