§22. Величие и благородство молитвы, п.4

В молитве человек получает предвкушение и предварительное наслаждение небесным блаженством; ведь что такое блаженство в созерцании Бога, как не соединение с Ним в познании и любви? Итак, по благодати Божьей привилегия ангелов и святых, которые постоянно находятся во свете, должна в какой-то мере стать уделом и человека, если он привычен к молитве. Посреди тьмы этого мира в его душе сияет небесный свет и небесная радость.

В глазах Божьих молитва столь важна, что ангелам небесным поручено приносить её пред лицо Божье (Тов. 12, 12); что они, как слуги царя, пребывают вблизи молящегося и оказывают ему свое почтение; столь высока, что сам Сын Божий соблаговолил стать нашим учителем в ней и показать нам, как мы, после того, как нам через сверхъестественную жизнь была дана Его благодать, после того, как мы стали детьми Божьими, нам должно говорить на новом языке, что соответствует сверхъестественной жизни, и как пристало детям Божьим.

Итак, не должны ли и мы высоко ценить язык, которому учил нас наставник, чья преподавательская кафедра находится на небесах; учивший нас не только словом, но и делом, ободрявший нас своим святым примером, чтобы мы охотно пользовались этим небесным языком (Лк. 5, 16; 6, 12)? Или если Он, не знавший греха, так много молился, то не тем ли более должны делать это мы, грешники?

« предыдущая К содержанию следующая »