§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.8

Но если рассматривать молитву в широком смысле, подразумевая под ней настроение, лежащее в основе молитвы, а именно, стремление во всё быть угодным Богу, так что мы, проникнутые Его святым присутствием, направляем все наши мысли, желания, речи и действия к Богу как к нашей последней цели, согласно слову апостола: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1 Кор. 10, 31), тогда, конечно, творить непрестанную молитву можно. Но чем глубже и живее это настроение погружается в наше сердце, тем больше оно будет побуждать нас прерывать наши повседневные дела молитвой. И наоборот, чем больше мы молимся, тем глубже и сильнее становится это благочестивое настроение. И оно пронизывает наши дела, преображая их.

К частой молитве нас вынуждают и наша собственная нищета и множество окружающих нас опасностей. Наш обвинитель постоянно настороже, чтобы найти, в чем нас можно обвинить (Откр. 12. 10). Он не устает расставлять для нас ловушки.

Наши ежедневные ошибки и небрежности, множество искушений и жизненных трудов, но также и обилие благодеяний Божьих дают достаточно топлива, чтобы не дать угаснуть огню на алтаре нашего сердца, то есть молитве. Итак, «благословлю Господа во всякое время; хвала Ему непрестанно в устах моих» (Пс. 33, 2). Опыт учит нас, что чем чаще молишься, тем приятнее и слаще становится молитва. А чем реже молишься, тем менее она приятна, тем больше противления она вызывает.

Даже грешник, который много молится, во многом ощущает высокую степень утешения и духовной радости в молитве. Чем же может стать Бог для своих верных друзей, если даже Своим врагам он открывает Себя в такой великой сладости? Он не отнимает манны от их уст (2 Ездры 9, 20).

« предыдущая К содержанию следующая »