§ 26. О сухости в молитве и средствах против неё, п.3

Но это состояние может прийти к нам и от Бога с самыми добрыми и полными любви намерениями, а именно, с целью испытания. «Посещаешь его каждое утро, каждое мгновение испытываешь его» (Иов 7, 18). Должно открыться, сколько мы можем совершить, насколько велико может быть наше продвижение вперед в служении Богу и в прославлении Его, даже без особого воздаяния в божественных утешениях.

В приподнятых сладостных чувствах невозможно проверить, истинна ли наша любовь к Богу. Такая любовь представляет собой сладкий, но обманчивый покой. Так любили Спасителя апостолы, когда Он ходил с ними в человеческой плоти. В таком настроении легко сказать: «Не поколеблюсь вовек». Но когда Бог отвратит Свое лицо, тогда вся наша крепость поколеблется, так как любовь основывалась не столько на разуме и воле, сколько на обманчивой почве эмоций и чувств; она была не столько выражением и проявлением великой душевной силы, сколько ликованием упоенного сладостью сердца.Но человек может зарекомендовать себя другом Божьим только во тьме богооставленности и безутешности, как и настоящая человеческая дружба проявляется тогда, когда друг больше не может нам предложить ничего. «Чрез сие искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей» (Втор. 13, 3).

Или Бог хочет дать нам понять, что утешительная молитва – это не дело человека, а подарок Божий, который Бог свободен сделать или не сделать. Осознание этого должно предохранить нас даже от малейшего высокомерия или тщеславия, которые неизбежно навлекают на нас недовольство Божье.

В-третьих, испытание может быть полезно и для того, чтобы мы ещё вернее хранили утешения, вновь полученные после больших трудов, так как, только лишившись их, мы по-настоящему научаемся их ценить.

В-четвертых, то, что Бог допускает сухость, может проистекать из Его намерения приумножить наши заслуги, благодаря постоянству в уповании на Бога и смирению перед Его святой волей. «Нет для твоей духовной жизни большого успеха в том, что бывает у тебя благодатное утешение; а в том тебе польза, когда со смирением и с покорностью и с терпеньем переносишь лишение благодати». Потому и царственный псалмопевец молится: «Не оставляй меня совсем» (Пс. 118, 8). Но он не молится, чтобы Бог вообще не позволил печали и одиночеству прийти на него. Мы не могли бы этого вынести, если бы вместе с псалмопевцем не могли сказать: «Благо мне, что я пострадал» (Пс. 118, 71).

« предыдущая К содержанию следующая »