§ 39. Посещение Св. Даров, п.7

Святейшее Таинство представляет собой и пробный камень веры. В этом таинстве мы встречаем целый комплекс чудес, и то, что затрудняет веру, здесь, кажется, можно найти скорее всего. Все тайны имеют свою тьму для нас, людей. Насколько они открывают нам Бога, настолько же они и скрывают Его. Они что-то приоткрывают, но одновременно и указывают на неизмеримую глубину открывающего Себя Бога. Бог живет в «неприступном свете» (1 Тим. 6, 16).

Но никакая другая тайна не требует такого отречения от чувств, как эта. В Воплощении ведь скрывается только Божество. Здесь же и человечество невидимо и представляется нам предметом веры. Наши чувства хотят нам сказать, что мы видим хлеб и вино, но им противоречит божественный свет свыше. Наш разум пленяется и вынужден склониться, хотя эта тайна, кажется, и противоречит привычным законам природы. Кто-то может поколебаться и сказать вместе с иудеями: «Какие странные слова! кто может это слушать?» (Ин. 6, 60). Однако там, где есть опасность пораниться, там и целебное средство. Божественный свет, изливающийся из дарохранительницы, благодать Иисуса Христа, являющаяся наградой за наше смиренное послушание, дают нашей вере такую крепость и детскость, которых не найти в разумном познании. «У кого открылись духовные глаза, немного смотрит на телесный вид, так как глаза духа видят точнее и правдивее».

Вера не гасит свет, а защищает его. Евхаристия называется и таинством любви, потому что она является проявлением любви и вызывает ответную любовь. О той любви, которую являет нам Иисус в святейшем Таинстве, можно сказать словами из Песни Песней: «Стрелы ее - стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее» (Песнь 8, 6 – 7).

« предыдущая К содержанию следующая »