духовность

§ 42. Благодатные преимущества Марии и её значение для христианской жизни, п.6

Хотя св. Августин и говорит, что Мария более достойна блаженства и славы за духовное, а не за физическое зачатие Спасителя, а Сам Спаситель добавил к прославлению Пресвятой Девы в Евангелии: «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!» (Лк. 11, 27), немаловажные слова: «Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» (Лк. 11, 28). В результате может показаться, будто детство Бога по ценности и достоинству превосходит богоматеринство Марии. Конечно, если сравнить друг с другом то и другое, материнство Марии и детство Бога, как таковые, то, несомненно следует предпочесть последнее. Ведь в этом случае достоинство Божьей Матери может изобразить только внешние отношения с Богом, которое без не имело бы ценности без детства Бог, в то время как оно делает человека дитем и другом Божьим, украшает его благодатью и добродетелью и дает ему истинную святость с правом на вечную славу.

Только богоматеринство невозможно отделить от детства Бога; более того, именно оно и является причиной того, почему Мария в Царстве благодати занимает не только высшее, но и великолепнейшее, неповторимое место среди всех простых творений. Детство Бога и полнота благодати содержатся и заключены в материнстве Марии, как дерево в корне; и того, и другого требует порядок божественной премудрости, которая измеряет благодать по служению, которое уделяется человеку Богом.

Когда мы прославляем Богоматеринство и восхищаемся в Марии высочайшим достоинством, достижимым человеком, мы думаем о почетном преимуществе и обо всех связанных с этим благодатных преимуществах.

Так Мария как Матерь Сына Божьего является и любимейшей дочерью Всевышнего, который обращает к Ней Свое величайшее благоволение, что со стороны Бога означает передачу благодати. Причем так, что Мария как любимейшая, первородная дочь намного превосходит своей благодатью всех прочих усыновленных детей.

« предыдущая К содержанию

§ 42. Благодатные преимущества Марии и её значение для христианской жизни, п.5

Итак, «Господь с Ней» - это не только Сын, Которого Она объяла Своей плотью, но и Св. Дух. От Которого Она зачала, и Отец, Который от вечности рождает Того, Кого Она зачала, и который сделал Своего Сына Её Сыном. «Слава Твоя, о Пресвятая Дева, превосходит всякую хвалу… Ты сияешь в высших сферах Духа, в чудеснейшем свете там, где воздается честь и слава безначальному Отцу, сила Которого осенила Тебя; где воздается поклонение Сыну, Рожденному Тобою по плоти, где обитает Св. Дух, совершивший воплощение всемогущего Бога в Твоем чреве. Через Тебя, Благодатная, мир познает святую, единосущную Троицу».

Хвала Её не может быть возвещена славнее, а Её неизмеримое величие надо всем творением не может быть провозглашено лучше, чем это сделано в Символе веры нашей св. Церкви и уже почти две тысячи лет звучит на устах миллионов верующих: «Верую в Бога, Отца Всемогущего, … и в Иисуса Христа, единого Его Сына, Господа нашего … Который был зачат от Духа Святого, родился от Марии Девы».

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 42. Благодатные преимущества Марии и её значение для христианской жизни, п.4

Кроме того, она может назвать Своим Сыном Того, Кого Сам небесный Отец назвал Сыном Своим Возлюбленным (Мф. 3, 17). Ведь это же не два сына, Сын Отца и Сын Девы, но один Иисус Христос – Сын обоих, полностью Сын Девы и полностью Сын небесного Отца. Ни одно творение не связано с небесным Отцом такими возвышенными и нежными узами, как Мария, ведь этими узами стал сам Сын Божий.

А поскольку Дева зачала от Святого Духа и Тот, Кто по своей божественной природе является принципом Святого Духа, а по своей человеческой природе должен быть назван высочайшим плодом Св. Духа и непорочной Девы-Матери, то к вышеназванным почетным титулам Марии следует добавить и то, что Она Невеста Св. Духа.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 42. Благодатные преимущества Марии и её значение для христианской жизни, п.3

Она Мать Сына Божьего. Господь с Ней, как солнце с зарей, которая исходит от солнца, предваряет его восход и своим светом открывает полное сияние дневного солнца. Невозможно представить себе более тесного соединения чем то, которое возникает между матерью и ребенком. Но ведь Христос и есть благословенный плод Её чрева, плоть от плоти Её.

Став Матерью, она вошла и в материнские права, а Её божественный Сын получил по отношению к Ней настоящие обязанности детей. «Она служила Ему с великим почтением, а Он, в свою очередь, был хорошим ребенком Своей милой Матери. Она просила Его и приказывала Ему как своему ребенку».

В каком ярком свете предстает Матерь Божья! Или что может быть возвышеннее, чем то, что Мать, человек, имеет определенный авторитет над Сыном Божьим, а Её божественный Сын с образцовым смирением подчиняется её воле? Что может быть почетнее, чем право нести материнское служение Тому , кто восседает в вечной славе и Кто обитает в «неприступном свете» (1 Тим. 6, 16); жить вместе с Тем, слышать от Него как от своего Сына слова жизни и испытать на себе всю теплоту Его детской любви Того, кто однажды станет блаженством всех ангелов и святых? Св. Бернард по праву говорит: «Плодовитость Девы – это слава, превосходящая всё. Её отличие тем более высоко, так как для ангелов Её материнское имя выше, чем имя служителя Божьего».

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 42. Благодатные преимущества Марии и её значение для христианской жизни, п.2

«Если мы хотим говорить о чудесах Владычицы нашей, то самое величайшее из них, что она была Матерью Бога. К этому достоинству Он избрал её изо всего мира и удостоил её зачатия от Святого Духа». Это достоинство в определенном смысле слова бесконечно, поскольку она может назвать своим Сыном Того, Кто Сам бесконечен. По доброму плоду узнается и доброе дерево, которое его принесло.

Бог не мог произвести более высокой Матери, чем Матерь Божья, и для творения не может быть более высокого достоинства, чем Мать нашего Господа. Потому и Евангелие мало говорит о Матери Божьей; уже одно: «от Которой родился Иисус, называемый Христос» (Мф. 1, 16) – говорит нам достаточно.

«Ничто не может измерить глубины Твоего достоинства,
Ты, которая глубже всех оснований»

«Ювелиры» Конрада фон Вюрцбура

Мария знает только Одного, стоящего над ней, и это Бог; всё остальное намного ниже Её.

Благодаря своему богоматеринству Мария вошла в глубочайшие отношения с Пресвятой Троицей, и только ипостасное единение в личности Христа человеческой природы со вторым лицом Божества превосходит их.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 42. Благодатные преимущества Марии и её значение для христианской жизни, п.1

Среди небесных святых Божья Матерь занимает особое место. Она выделяется надо всеми в недостижимой высоте, «как горная вершина над равниной». Она прекраснейший и «чистейший цветок, проросший из корня человечества»; «она как лилия между тернами» (Песнь Песней 2, 2). Она как «восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?» (Песн. 3, 6), так как «она умащена множеством благовоний добродетелей»; она «избранная Святым Духом из среды человечества, осененный орган, в котором совершилось чудо воплощения, плодом которого стал сам Богочеловек»; она – Царица небесная, окруженная сияющей свитой ангелов и святых.

Церковь особо подчеркивает это её неповторимое и превосходное положения в Царстве Божьем, когда молится в Приме: «Святая Мария и святые…». Рассмотрим преимущества Матери Божьей по отдельности.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 41. Обращение к святым, п.4

Доверие, которое побуждает верующих в определенных нуждах искать прибегать к тому или иному святому, само по себе не предосудительно. Предположение, что святые имеют особый интерес к тем вещам, которыми они и сами были испытаны в бытность свою на земле, или в которых они отличились, для нас, людей, просто естественно и «ведет к великолепной наглядности, что и вся земная жизнь вплоть до деталей освящена вмешательством небес».

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 41. Обращение к святым, п.3

То, что высказывает учительство церкви, проявляется и в её литургии, где вообще пульсирует церковное мышление и жизнь, в практическом. Полном жизни упражнении; здесь мы отчетливо видим, как высоко церковь ценит смиренное обращение к святым, сама неустанно используя это средство.

Уже в ежедневно используемом чине Мессы мы находим обращения к святым в исповедании грехов, в таких молитвах. Как Oramus te … Suscipe sancta Trinitas … Communicantes … Libera nos …). Среди специальных Месс в честь святых едва ли найдутся такие, которые не содержат в себе в той или иной форме обращенную к святым просьбу о помощи.

Тот, кто имеет дух церкви, будет и ходить в этом духе. Практически говоря, если мы настойчиво хотим отбросить обращение к святым, но нам следует опасаться не только за свой прогресс в духовной жизни, но и за свое спасение.

Такое пренебрежение не только представило бы в странном свете нашу веру в учение Церкви, что «почитать и призывать святых полезно и спасительно», но и оказалось бы знаком того. Что нам не хватает смирения, серьезного стремления к совершению собственного спасения и подлинного духа молитвы. Это должно быть еще более сомнительно, если при этом речь идет о почитании и призывании Пресвятой Богоматери.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 41. Обращение к святым, п.2

Из того факта, что святые ходатайствуют не просто за церковь вообще, но и за отдельные нужды её членов, как бы сама собой следует ценность обращения к святым за помощью. Впрочем, и здесь церковь высказалась очень четко. Она учти, «что святые, которые царствуют вместе со Христом, должны быть почитаемы и призываемы» (invocandos esse – Тридентское вероисповедание), и «что смиренное обращение к ним хорошо и полезно» (Заседане Трид. Собора 25). Церковь в этом учении хочет сказать нам по крайней мере то, насколько обращение к святым прилично (invocandos esse) и полно благословения (bonum atque utile) для нашего собственного спасения. Она также советует нам в нашей духовной жизни прибегать и к этому спасительному средству.

Насколько обращение к святым является частью христианского учения, показывают пиьсменные памятники ранних периодов церкви. Так в мученических актах св. Игнатия (гл. 8) сказано: «Некоторые из нас видели (во сне) святого Игнатия, как он ходатайствовал за нас». Согласно Оригену (О молитве, гл. 26, н. 4), праведники в небесном Царстве своими молитвами поддерживают Спасителя перед Отцом. Ориген представляет это учение как учение, которое можно было найти в послеапостольские времена (Hom. XXI in Iosue n. 5 bei Kirsch a. a. O. S. 53, nota 1). Св. Киприан просит посвященных Богу дев, чтобы они помнили о нем, когда счастливо достигнут свое цели в ином мире. Римские надгробные надписи 2 и 3 веков тоже свидетельствуют об этой вере; среди них найдены даже прямые обращения к умершим ради тех, кто составлял эпитафию и за других. Часто явно выражено, какое благо должен испрашивать умерший. См. Kirsch a. a. O. С. 55 и далее.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 41. Обращение к святым, п.1

Обращение к святым имеет свое глубочайшее основание в церковном учении об общении святых, в сверхъестественном общении, которое является плодом искупительного дела Иисуса Христа (Рим. 12, 5), и в которое входят как все члены Церкви на земле, так и бедные души в Чистилище и святые на небесах. Мы все, как говорит апостол – «одно тело во Христе» (Рим. 12, 5; ср. 1 Корю 12, 27).

а). Члены одного тела не могут не заботиться друг о друге. «Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1 Кор. 12, 26).

Так на основании этого живого соединения заранее можно предположить, что святые на небе как торжествующие члены этого тела, уже достигнув своей цели, не остаются безучастными к нам, вынужденным сражаться за победу (Флп. 3, 14). Мы радуемся достигнутому ими блаженству и приветствуем их. Но они еще больше сострадают нам. Мы в них уже торжествуем, а они сражаются за нас своим ходатайством. Иначе можно было бы предположить, что они забыли о своих собратьях по не несчастью, как виночерпий фараона, выйдя из темницы и достигнув почетного положения, забыл о толкователе снов. Но виночерпий и Иосиф не были членами одной Главы. Мы же, напротив, «тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12, 27).

Мы можем с уверенностью предположить, что их любовь к ближнему, берущая начало в любви к Богу и имеющая Бога своей целью, сейчас, когда они соединены с Богом пламенной любовью, никак не ослабела по сравнению с тем, какой она была на земле, где им приходилось бороться с человеческой слабостью. Напротив, приблизившись к источнику милосердия, они и сами стали более сострадательными и участливыми.

Полученные на земле добродетели в потустороннем мире достигают своего совершенства, подобно тому, как гадательное познание этого мира достигает совершенного зрения там (1 Кор. 13, 12).

Так святые, по словам Оригена, не только учат нас, как мы должны сражаться с силами врага и переносить тяготы борьбы, но и сами сражаются за нас, причем они идут во всеоружии перед нами, в первых рядах.

Побуждать их по мере дозволенного помогать нам должна и забота о совершенном развитии «Тела» Христова, которое настанет только тогда, когда все, кого Он определил для жизни, достигнут её.

б). Ходатайство святых на небе за нас людей на земле, полностью соответствует порядку Божьему, наблюдаемому повсюду, как в естественной, так и в сверхъестественной сфере. Согласно этому порядку, Бог дает Своим творениям участие не только в Своем бытии, но и в Своем действии. Это происходит не потому, что Бог нуждается в людях, а для того, чтобы более явной стала благость Божья, когда Бог не просто являет благо Своим творениям, но и дает им возможность делать благо другим.

Итак, Бог использует святых в наших нуждах в качестве ходатаев за нас не потому. Что они сначала должны вызвать у Него сострадание к нам, но для того, чтобы в них и через них открыть Свою силу и благость, подобно тому, как солнечный луч показывает множество своих цветов через призму. «Благословите Господа, все воинства Его, служители Его, исполняющие волю Его» (Пс. 102, 21). Бог желает воздать честь и Своим святым. И Он почитает их, делая их уполномоченными небесной любви и милосердия.

Наконец, в этом порядке Божьем мы должны усмотреть и доказательство божественного снисхождения по отношению к нам. Осознав собственное недостоинство, мы вполне можем ощутить чувство стыда, в котором нет ничего зазорного. Нам бывает стыдно напрямую приступить к Богу, и мы надеемся, что скорее будем услышаны, если облечемся в ходатайство наших святых ближних.

в). Мы должны держаться веры в ходатайство святых на небесах еще больше и потому, что Св. Писание явно подчеркивает значение молитвы ангелов за людей. Но ведь святые нам намного ближе, чем ангелы, как по своей человеческой природе, так и по своим земным битвам и борьбе. Движимый этой мыслью, святой Бернард обращается к святым: «Вы знаете наши опасности, вы знаете нашу нищету; вы знаете нашу невежество и хитрость наших врагов Вы знаете их неудержимые атаки и нашу слабость. И я обращаюсь к вам, у кого были те же искушения, кто победил в тех же битвах и сумел избежать тех же ловушек… Конечно, я и на ангелов уповаю … Но я считаю, что следует больше доверять тем, кто имеет ту же самую человеческую натуру, что и я, и кто потому с особой нежностью проявит милость к тем, кто плоть от плоти их и кость от кости их.

И если уж люди на земле могут и должны молиться друг за друга, если молитва праведников на земле много может сделать для их ближних (Иак. 5, 16), то тем более должны мы предположить, что молитва святых небесных, совершенных подражателей жизни Сына Божьего Иисуса, будет благоприятна Богу и Он услышит её!

Наша св. Церковь также учит, что святые в небе ходатайствуют за нас, причем не просто вообще, но и по отдельным нуждам.

Ясно. Что при этом нет никакого ущерба славе Божьей. Ведь и в случае ходатайства святых остается в силе слово (Пс. 83. 12): «Господь дает благодать и славу» (Пс. 83, 12). Ходатайство святых – это скорее свидетельство о бесконечной мудрости Божьей, которая через него поддерживает взаимную и утешительную связь неба с землей, умерших с живущими. Посредническое служение Христа от этого тоже не страдает. Более того, мы должны увидеть в этом откровение величайшей действенности дела искупления, которое придает такую великую силу молитвам святых.

«Я не знаю иного средства. Кроме моего Иисуса Христа:
В Его Крови Бог изливается в меня»

(Ангелус Силезиус, Херувимский странник).

« предыдущая К содержанию следующая »
RSS-материал