духовность

§ 24. Действие и свойства молитвы, п.4

Эта действенная сила молитвы по сути вещей связана с определенными предпосылками. Мы можем с уверенностью ожидать ответа на молитву, только если, с одной стороны, то, о чем мы просим, является добрым и находится в рамках плана Божественного Провидения, а с другой стороны, сама молитва имеет необходимые свойства.

В отношении содержания молитвы действует правило: «Можно молиться о том, чего мы можем желать по праву». Потому мы должны просить только о том, что «праведно и досточтимо», чтобы нам не было отказано словами: «Не знаете, чего просите» (Мф. 20, 22).

Но во всем, что относится к ответу на молитву, мы должны подчиниться воле Божьей, который всегда знает, что для нас самое лучшее. «И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас» (1 Ин. 5, 14).

Что же значит жаждать воли Божьей, сам Спаситель высказал в словах: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33).

В соответствии с этим, мы должны испрашивать у Бога как высшие и собственно единственные ценности то, что связано с нашим вечным спасением. Эти блага мы обязательно можем делать предметом молитвы и с уверенностью ожидать их, так как злоупотребление ими само по себе исключено. Сюда в первую очередь относятся благодать для преодоления искушений и для сохранения благодатной жизни. А также, разумеется, всё то, что ведет нас к определенному нам Богом совершенству, так как и это входит в Божий план спасения. При всём при том, конечно, , полагаясь на чудесную помощь Божью, важно не пренебрегать и обычными средствами благодати. Как земледелец, поленившийся обработать свое поле, не может ожидать, что Бог совершит чудо и даст ему урожай, так и мы не можем с уверенностью рассчитывать на чудесное вмешательство Божье в дело нашего спасения, если пренебрегаем использованием обычных средств благодати.

Что же касается похоти, то она оставляется нам и после крещения, чтобы мы боролись и побеждали. Потому и безошибочное действие молитвы не может распространяться на избавление от похоти. Здесь к нам относится слово, сказанное Господом апостолу: «Довольно для тебя благодати Моей» (2 Кор. 12, 9).

Временные телесные или духовные блага: здоровье, честь, знание, а также блага внешнего счастья, хотя они сами по себе и нейтральны, всё же могут послужить ко славе Божьей и ко спасению, если мы используем их в качестве вспомогательных средств для достижения нашей конечной цели. Они могут повысить в нас радость и посвященность Богу и св. служению Ему и стать для нас средствами для совершения дел милосердия. В этом смысле и сама Церковь молится о временных благах для верующих. «Конечно, кто в молитве, напр., скажет: «Господи, умножь мое богатство» или «дай мне сокровища, как у того или этого» или «Дай мне ещё больше почестей, сделай меня могущественным и знаменитым в этом мире» или нечто подобное, кто скажет такое из эгоистических побуждений, не имея намерения использовать это богоугодным образом, тот не найдет в молитве Господней ни одного места, в которое он мог бы вложить свои желания».

Для некоторых даже эти временные блага могут стать поводом к погибели души, в то время как школа страдания ведет их к цели, пусть даже путь будет трудным и усеянным шипами. Итак. Об этом особенно метко высказался апостол: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Рим.8, 26).Так ко всем этим прошениям всегда добавляется молчаливое условие: если ответ на эту молитву послужит к нашему спасению. Врач лучше, чем сам больной, знает, что лучше для больного.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 24. Действие и свойства молитвы, п.3

В чем же заключается причина этой свойственной молитве действенности, согласно которой она при необходимых условиях неизменно получает от Бога испрашиваемые дары? Уже сама природа молитвы как прошения говорит нам, что ответ полностью предоставляется на волю Божью. Следовательно, ни состояние благодати, ни заслуги молящегося не дают права на ответ, как, например, совершаемым в состоянии благодати добрым делам на основании заслуг Иисуса Христа в качестве награды (meritum de condigno) причитается умножение освящающей благодати и вечное блаженство; собственная причина ответа на молитву заключается скорее в благости и милосердии Бога. А также в Его обетованиях, которые не могут обмануть, и которые Он особым образом дал молитве. В радостном волнении псалмопевец восклицает: «Благословен Бог, Который не отверг молитвы моей и не отвратил от меня милости Своей» (Пс. 65, 20).

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 24. Действие и свойства молитвы, п.2

По опыту известно, что через молитву мы часто получаем желаемое намного легче и быстрее, чем через пост и другие добрые дела, хотя они поддерживают молитву. Потому мы видим, что святые в любой опасности и в любом деле в первую очередь прибегают к молитве

Молитва действительно имеет далеко идущие обетования. Пророк Исаия говорит: «И будет, прежде нежели они воззовут, Я отвечу; они еще будут говорить, и Я уже услышу» (Ис. 65, 24). А через царственного псалмопевца Бог говорит нам: «Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс. 49, 15, ср. 85. 5; 114, 8; Сирах 35, 21). Если такая сила и действенность обещаны уже ветхозаветной молитве, то что может сделать молитва, которая возносится Господу Богу его детьми и несет на себе отпечаток Иисуса Христа! Так и сам Спаситель говорит: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф. 7, 7; ср. 21, 22). «И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне» (Ин. 14, 13). – Это настолько ясные обетования, что сомнения в действенной силе молитвы было бы равнозначно сомнению в правдивости Бога, настолько широки, что охватывают всё, если только то, о чем мы просим, соответствует плану божественного Провидения. Ведь план Божий для мира молитвой должен быть не разрушен, а наоборот, исполнен.

Итак, чего только мы не можем достичь молитвой! Тертуллиан говорит: «Молитва – это единственная сила, перед которой склоняется Бог». «Добрая, благоговейная молитва – это золотая лестница, достигающая неба, и по которой поднимаются к Богу. Она поднимает сквозь тучи и над небесами, и никогда не успокаивается, пока не предстанет перед очами Божьими. И никогда оттуда не уходит, пока не будет услышана. Молитва – это надежный путь к Богу, так как у всех добродетелей больше препятствий, чем у молитвы».

«Пусть даже земля глубока, а небо высоко: Бог слышит речь человека, когда у того чистая совесть. Сила и польза от этой обязанности молитвы так велики, что через неё мы получаем всю полноту небесного дара».

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 24. Действие и свойства молитвы, п.1

Даже если отвлечься от обетований, которые особенно касаются молитвы, она крайне полезна для христианской и совершенной жизни уже хотя бы потому, что относится не просто к добрым делам, но превосходит все остальные добрые дела. После жертвы св. Мессы, которая представляет собой самую совершенную молитву, она является самым предпочтительным актом поклонения Богу. Ведь в молитве мы выражаем Богу самое возвышенное восхваление и почтение: мы прославляем Его бесконечное величие и исповедуем Его как нашего Творца, Господа и Отца. В молитве заключены все акты множества других добродетелей, веры, надежды, любви, смирения, благодарности, терпения и настойчивости. Поэтому через молитву мы получаем в высочайшей мере умножение благодатной и добродетельной жизни и укрепление нашего притязания на вечную славу если только она произрастает из корня любви, то есть, совершается в состоянии благодати.

Но здесь молитва рассматривается главным образом постольку, поскольку она является средством, чтобы испросить у Бога для нас то, что служит христианской и совершенной жизни, то есть в её императивной (повелительной) действенности, которая свойственна молитве.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.9

Но ярче всего пламя поклонения должно гореть в сердце священника. «А огонь на жертвеннике пусть горит [и] не угасает; и пусть священник зажигает на нем дрова каждое утро, и раскладывает на нем всесожжение» (Лев. 6, 12). Ревность в служении Богу может со временем охладеть, будь то под давлением дел, потеряв мужество от стрел, летящих днем, или от нападок беса полуденного, или убоявшись сил, ходящих во тьме (Пс. 90, 6). Только в молитве священник находит освежающий и животворящий источник силы, который подкрепляет его и возможность преодолевать привязанность к плоти и крови и побеждать искушения, которым он подвергается больше других, а также несгибаемо и неуклонно нести бремя своих обязанностей, хранить высокие помышления, поддерживать в себе живым Дух Иисуса Христа. В молитве находит он сладкое вино, которое веселит сердце человека (Сирах 40, 20), источник живой воды (Иер. 2, 13), который освежает и делает плодоносными все добродетели. Молитва устанавливает внутреннюю связь священника с Богом, которая дается ему как орудию Божьему, которое может что-то делать только в силе Божьей. Как посредник между Богом и людьми священник не просто обязан учить свою паству, назидать её и обращать её взоры на небеса, но и примирять её с Богом, а также испрашивать благодати и помощи Божьей на это дело для самого себя и для своей паствы. Ведь «если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126, 1).

Молитва дает священнику разумение, чтобы его ревность не была лишена науки и мудрости. Она дает ему силу и терпение, чтобы он мог исполнить благое. Она дает свет и крепость, чтобы он не пошел не тем путем в своем трудном служении и не осуетился в своих усилиях. Ut avertant monemus: ut instruantur docemus: ut convertantur oramus. S Aug.

Как Моисей, когда его одолевали разнообразные нужды народа, убегал в ковчег завета, чтобы побеседовать с Богом и наполниться Его Духом, так и священник, который стоит посреди мирской суеты и загружен, а часто даже перегружен, разными душепастырскими трудами, должен как бы выкрадывать себе мгновения для молитвы, чтобы он не охладел, не разучился молиться, не стал чужим Богу и не утратил внутренне благодать Божью. И даже если время, уделяемое молитве, коротко, то за его труды ради других ему будет дано за это тем больше благодати.

Жизнь священника без молитвы подобна каменной стене без раствора, блюду без приправ. Ему не достает свидетельства Св. Духа, что мы – дети Божьи. Ведь это свидетельство, которое Бог дает духу нашему (Рим. 8, 16), мы получаем через молитву и благодаря полученной в результате молитвы чистоте.

Пренебрежение молитвой – сокращает любовь и ревность, ведет к теплохладности, усиливает и взращивает беспорядочные наклонности, желания и страсти.

Пастырское служение без ревностной молитвы лишено того помазания Св. Духа, которое научает нас всему, что служит нам ко спасению (1 Ин. 2, 27).

«История молитвы – это история распространения веры. Великие победы христианства были с равным успехом завоеваны в пустыне отшельника, в пещере св. Антония и под пальмой Павла, как и в местах казни мучеников и на кафедрах, с которых проповедовали отцы церкви и христианские миссионеры. А сами защитники и посланники церкви, откуда они берутся? Св. Августин говорит: Молитва Стефана обратила Павла». Силой и опорой священника в его душепастырских трудах словом и делом всегда остается молитва.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.8

Но если рассматривать молитву в широком смысле, подразумевая под ней настроение, лежащее в основе молитвы, а именно, стремление во всё быть угодным Богу, так что мы, проникнутые Его святым присутствием, направляем все наши мысли, желания, речи и действия к Богу как к нашей последней цели, согласно слову апостола: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1 Кор. 10, 31), тогда, конечно, творить непрестанную молитву можно. Но чем глубже и живее это настроение погружается в наше сердце, тем больше оно будет побуждать нас прерывать наши повседневные дела молитвой. И наоборот, чем больше мы молимся, тем глубже и сильнее становится это благочестивое настроение. И оно пронизывает наши дела, преображая их.

К частой молитве нас вынуждают и наша собственная нищета и множество окружающих нас опасностей. Наш обвинитель постоянно настороже, чтобы найти, в чем нас можно обвинить (Откр. 12. 10). Он не устает расставлять для нас ловушки.

Наши ежедневные ошибки и небрежности, множество искушений и жизненных трудов, но также и обилие благодеяний Божьих дают достаточно топлива, чтобы не дать угаснуть огню на алтаре нашего сердца, то есть молитве. Итак, «благословлю Господа во всякое время; хвала Ему непрестанно в устах моих» (Пс. 33, 2). Опыт учит нас, что чем чаще молишься, тем приятнее и слаще становится молитва. А чем реже молишься, тем менее она приятна, тем больше противления она вызывает.

Даже грешник, который много молится, во многом ощущает высокую степень утешения и духовной радости в молитве. Чем же может стать Бог для своих верных друзей, если даже Своим врагам он открывает Себя в такой великой сладости? Он не отнимает манны от их уст (2 Ездры 9, 20).

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.7

Если Св. Писание требует от нас непрестанной молитвы (Лк. 18, 12; 1 Фес. 5, 17), то это, разумеется, нельзя рассматривать в том смысле, что мы всё время должны посвящать только молитве, уже потому, что здесь, на земле, мы должны исполнять и другие обязанности, но также и потому, что непрестанная молитва в собственном смысле слова превосходит человеческие силы в этом смертном теле. Обязанность молиться – это аффирмативная (утвердительная) заповедь, а это значит: она обязательна всегда, но не навсегда.

Требование постоянной молитвы, если понимать под ним собственно молитву, может означать только то, что мы очень часто и с большой ревностью должны посвящать себя молитве, или даже, что мы не должны уставать и прекращать молитву, если ответ на неё замедлил, но, как вдова в Евангелии, с ещё большей ревностью и желанием продолжать молиться.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.6

Если спрашивать, по какой причине Бог ставит благодать в зависимость от молитвы, то, прежде всего, мы должны заметить, что Он «никому ничего не должен» и, будучи Господином Своей благодати, может ставить условия для её получения. Но всё, что делает Бог, - это как бы излияние Его силы и мудрости. Так и здесь. Бог, сотворивший нас, чтобы явить на нас свою благость, конечно, не нуждается в нашей молитве, чтобы проявить себя милостивым. Но в Свои вечные планы о нашем спасении он включил и нашу молитву, наше сотрудничество. «Следовательно, они не только сейчас определяют волю Божью, но они от века уже были услышаны, пусть даже их действие проявляется только сейчас.

Бог не только определяет успех и цель, но и упорядочивает соответствующие средства. И Сам Бог хотел, чтобы множество Его даров давались нам на основании определенных молитв».

Что же тогда может быть естественнее, чем то, что нуждающийся в помощи Божьей человек, не остается безучастным и равнодушным, но по благодати Божьей хотя бы делает то, что может сделать, для того, чтобы удостоиться большей благодати, то есть молится? Если кто-то гибнет и ни разу не позовет на помощь, пока он ещё может это сделать, то он действительно не достоин быть спасенным.

Что могло бы лучше, чем необходимость молитвы, дать нам понять нашу зависимость от Бога и содействовать развитию нашей внутренней связи с Богом! Она пробуждает и укрепляет в нас веру в Того, Кого мы не видим, но ищем в молитве. Она оживляет в нас надежду, ведь молитва опирается на детское доверие тому, что мы будем услышаны. Она умножает в нас любовь, когда мы испытываем, как Бог по милости Своей приклоняет свой слух к нашим просьбам: «Аллилуйя, любовь наполняет меня, ибо Господь услышал голос молений моих» (Пс. 114, 1). Она больше укореняет нас в смирении, когда Бог не сразу отвечает и нам приходится вновь и вновь настойчиво взывать к Нему. Она повышает наше стремление к благу, которое мы испрашиваем у Бога, и к добродетелям, через которые мы приобретаем благоволение Божье.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.5

Из вышесказанного само собой следует, что молитва так необходима, что без неё мы не можем достичь своего спасения (necessitate medii). Ведь если мы не можем преодолеть искушений без благодати, а благодать обещана только молитве, то и молитва так же необходима, как и благодать. «Мы верим, что никто не достигает спасения, если только не призовет его Бог; никто сам не может создать свое спасение без помощи Божьей, никто не заслуживает этой помощи без молитвы» . «Что-то Бог дает и без молитвы, например, приход к вере; но что-то, например настойчивость, только когда молятся». Потому и св. Иоанн Златоуст говорит, что тот, кто не молится, мертв, без жизни, без смысла, точно так же, как мертво тело, если его покинула душа. Тридентский собор использовал слова св. Августина: «Бог не повелевает ничего невозможного, но, повелевая, Он призывает сделать то, что ты можешь сделать», - и сам собор добавил: «Он также помогает тебе, чтобы ты мог это сделать». Так, и сама Церковь отчетливо сформулировала необходимость молитвы, заявив, что многие обязанности можно выполнить только, если молиться и получать благодать Божью через молитву.

Из необходимости молитвы для спасения следует и призыв к молитве, который можно найти в Писании (Мф. 7, 7; Лк. 11, 9; Ин. 16. 24; Кол. 4, 2; Рим. 12, 12 и т. д.). Его следует рассматривать как строгое обязательство, исполнять которое Сам Спаситель призывает нас своим собственным примером (Мф. 6, 9). На эту заповедь и на пример Господа нам четко указывает Церковь, когда в св. Мессе она устами священника призывает к молитве Отче наш.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.4

Наконец, молитва необходима нам, так как без неё невозможно получить благодать настойчивости, которая приводит нашу жизнь к счастливому завершению, и без которой все остальные виды благодати остались бы как бы без венца. «Претерпевший же до конца спасется» (Мф.10:22).

Если забрать настойчивость, то и послушание не заслужит своей награды, и благотворительность не получит благодарности, и мужество останется без похвалы.

Церковь называет благодать настойчивости «великим подарком» и «особой помощью Божьей». Без них мы бы не смогли устоять в полученной праведности.

Она включает в себя целый ряд и цепь действенных и победоносных видов благодати, которые, просвещая и подкрепляя нас, помогают нам исполнять наши обязанности и делать добро; они поддерживают нас в искушениях и сопровождают нас своей победной силой так долго, пока смерть не положит конец борьбе и душа в благодати Божьей не покинет этот мир. Это высочайшая благодать и её заслужить, собственно, невозможно. Получить эту благодать дано только молитве, которая имеет все обетования, для которой нет ничего слишком высокого, которая не боится никаких препятствий! «Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Рим. 10, 13). Конечно, недостаточно только один раз попросить об этой благодати. Мы должны вымаливать её в непрестанной молитве, она должна быть целью всех наших молитв.

« предыдущая К содержанию следующая »
RSS-материал