духовность

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.3

Во-вторых, молитва необходима для добрых дел, приносящих заслуги. Это следует уже из того, что мы без благодати не можем делать ничего, что было бы достойно неба. «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5). «Такую уверенность мы имеем в Боге через Христа, не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога» (2 Кор. 3, 4-5). «Молитва была той высшей школой, где они (святые) учились сверхчеловеческим добродетелям, которыми мы в них восхищаемся; здесь они стали тем, чем они стали для Бога и Церкви». Молитва – это ключ небесный, дверь ко всякой благодати. «Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него» (Лк. 11, 13). В молитве мы находим силу для добродетельной и совершенной жизни, для отречения от мира и полного преобразования нашего сердца; от неё приходит небесный настрой и направление нашего разума и нашей воли.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.2

Но молитва необходима человеку и как незаменимое средство освящения, чтобы он мог достичь своей сверхъестественной цели в Боге или получить необходимую для этого благодать. Ведь без благодати Божьей невозможно вести христианскую, а уж тем более совершенную жизнь; благодать же является плодом молитвы.

Благодать, а тем самым и молитва становятся столь необходимыми прежде всего из-за множества искушений.

Без благодати Божьей невозможно преодолеть всё множество искушений, особенно тяжкие искушения. Св. Писание приписывает победу только Богу. «Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс. 49, 15). «К Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня» (Пс.119, 1). Когда Павел молился, чтобы Господь вынул жало из плоти его, то ему было дано слово успокоения: «Довольно для тебя благодати Моей» (2 Кор.12, 9). Св. Киприан считает неслыханным высокомерием, гордостью и самодовольством, забвением собственной слабости, если кто-то думает, что может преодолеть искушения без молитвы . Согласно св. Августину, мы не в состоянии даже бороться, а уж тем более победить, если Бог нам не поможет.

Причина этого печального факта заключается в том, что в использовании своей свободы наша воля очень сильно зависит от доводов и суждений разума, а также от наклонностей низких сил вожделения, которое постоянно старается привлечь волю на свою сторону и через неё, а также напрямую, воздействует на силу суждения и ослабляет её. И так получается, что разум, который подвергается атакам с двух сторон, когда приходит сильное искушение, моментально дает себя обольстить или даже, вопреки отчетливому голосу совести, склоняется ко злу. И тогда человеку не миновать падения, если только его не поддержит благодать. Поэтому мы должны искать убежища в молитве. «Ибо нет в нас силы против множества сего великого, пришедшего на нас, и мы не знаем, что делать, но к Тебе очи наши!» (2 Пар.20, 12). Ведь молитва и милосердие Божье очень тесно взаимосвязаны. «Благословен Бог, Который не отверг молитвы моей и не отвратил от меня милости Своей» (Пс. 65, 20). «Молитва, - как говорит св. Иоанн Златоуст, - это мощное оружие, сильная защита, богатое сокровище, надежная гавань, убежище, если только мы с чистым сердцем и сосредоточенным духом приступаем к Богу, так что врагу нашего спасения вход воспрещен». Тертуллиан замечает, что в молитве мы имеем «наше оружие и стрелы против врага (arma et tela nostra adversus hostem), который повсюду за нами следит. Потому мы никогда не выходим без оружия».

Если нам часто не хватает силы противостоять искушениям и победить в них, то мы можем уверенно молиться об этой силе. А за молитвой придет и победа. Ведь в молитве мы хватаемся за крепкую и уверенную руку Божью, которая ведет нас. «Сколько человек молится, столько он имеет и шансов на поддержку благодати. А значит, столько и надежды на победу. И сколько человек борется, столько он и получает от вымоленной и ниспосланной ему помощи, а, следовательно, столько и побед он одерживает».

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 23. Молитва как средство достижения добродетели, п.1

Необходимость молитвы становится ясна человеку уже благодаря отношениям, в которых он находится с Богом как со своим Творцом и Вседержителем, и цели, которую Бог определил ему, как и всем творениям.

Мы во всем своем существе зависим от Бога; «ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян. 17, 28), от Него, «Отца светов» исходит «всякое даяние благое и всякий дар совершенный» (Иак. 1, 17). Поэтому мы и должны воздавать Богу честь, которая принадлежит Ему как Всевышнему и Бесконечному, которому мы обязаны всем, и от которого мы зависим во всякое мгновение – мы должны поклоняться Ему, благодарить и просить Его. Эта необходимость, которая чувствуется в глубине каждого человека, ещё более возрастает у христианина, который исповедует Бога не только как своего Творца и Господа, но и может приветствовать Его как своего Отца, который позаботился о Своих детях и дал им богатейшие сверхъестественные дары.

« предыдущая К содержанию следующая »

§22. Величие и благородство молитвы, п.4

В молитве человек получает предвкушение и предварительное наслаждение небесным блаженством; ведь что такое блаженство в созерцании Бога, как не соединение с Ним в познании и любви? Итак, по благодати Божьей привилегия ангелов и святых, которые постоянно находятся во свете, должна в какой-то мере стать уделом и человека, если он привычен к молитве. Посреди тьмы этого мира в его душе сияет небесный свет и небесная радость.

В глазах Божьих молитва столь важна, что ангелам небесным поручено приносить её пред лицо Божье (Тов. 12, 12); что они, как слуги царя, пребывают вблизи молящегося и оказывают ему свое почтение; столь высока, что сам Сын Божий соблаговолил стать нашим учителем в ней и показать нам, как мы, после того, как нам через сверхъестественную жизнь была дана Его благодать, после того, как мы стали детьми Божьими, нам должно говорить на новом языке, что соответствует сверхъестественной жизни, и как пристало детям Божьим.

Итак, не должны ли и мы высоко ценить язык, которому учил нас наставник, чья преподавательская кафедра находится на небесах; учивший нас не только словом, но и делом, ободрявший нас своим святым примером, чтобы мы охотно пользовались этим небесным языком (Лк. 5, 16; 6, 12)? Или если Он, не знавший греха, так много молился, то не тем ли более должны делать это мы, грешники?

« предыдущая К содержанию следующая »

§22. Величие и благородство молитвы, п.3

Вид занятий человека оказывает огромное влияние на его дух и сердце. Если они возвышенны и благородны, то и воздействие их будет возвышать и облагораживать человека. Если же они низкие и подлые, то они будут унижать его. Что же может более возвысить человека, чем его занятие высоким и благородным предметом: общение со Всевышним.

И если человек столь велик, сколь велики его мысли, то разве молящийся, когда он с любовью и почтением погружает дух свой в Бога и с любовью принимает Бога в себя, не возносится на такую высоту, которая оставляет далеко позади любую земную величину? Да, дух и сердце, познание и воля, истина и любовь в молитве совершенствуются и как бы возвышаются над самими собой. «Кто обращал взор к Нему, те просвещались» (Пс. 33, 6). «Посему я молился, и дарован мне разум; я взывал, и сошел на меня дух премудрости» (Прем. Сол. 7, 7). При ясном свете Божьем, который в молитве изливается в нашу душу, наше собственное мышление и познание очищается и освящается: из него всё более вытесняется всё унизительное. Очищенный и возвышенный, наш дух всё более проникает в Бога и видит бесконечную глубину богатства славы и любви, всё яснее и отчетливее познает Его как Творца всех наших благ из области природы и благодати.

Через это совершенно естественным образом возрастает и разгорается любовь к Богу, стремление общаться с Ним, возрастает и радость от общения, а любовь к земному всё больше отходит на задний план. «Вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел» (Быт. 18, 27).

«Человек, который научился говорить с Богом так, как должно, уподобится ангелу: настолько его душа освободится от уз тела, его дух возвысится и перенесется на небо; так он будет презирать земное и пребывать у престола Господня, хотя он и беден, низок и неучен».

« предыдущая К содержанию следующая »

§22. Величие и благородство молитвы, п.2

Если молитва – это благоговейное и исполненное смирения возношение души к Богу с целью воздать Ему честь в хвале, благодарении или прошении, то она является актом поклонения Богу, причем одним из самых предпочтительных. Ведь как душа превосходит тело и его члены, так и предание душевных сил на служение Богу превозносится над поклонением, которое возносится Ему с использованием наших телесных сил, а уж тем более, внешних благ.

Но поклонение Богу занимает высшее место среди всех нравственных добродетелей, так как оно имеет своей непосредственной целью прославление Бога, а тем самым помогает и исполнению нашей основной обязанности перед Богом. – Милостыню мы посылаем Богу через руку нищего; пост мы приносим Ему в жертву, умерщвляя наше тело; а молитва прямо направлена к Богу, это обращение к Нему, как бы разговор с Ним устами к устам.

Так молитва, будучи беседой с Богом, приобретает какую-то часть от достоинства Самого Бога. А как акт поклонения Богу именно она воздает Ему самое превосходное, что мы можем Ему воздать. Ведь когда мы молимся к Богу, мы признаем Его подателем и владетелем всех благ, Которому мы обязаны всем, как в царстве природы, так и благодати, нашей жизнью и блаженством; и от Которого мы ожидаем всего необходимого для этой и для будущей (потусторонней) жизни. Одновременно мы исповедуем наше собственное бессилье, потребность в помощи и полнейшую зависимость во всем.

Тем самым в молитве мы прославляем всемогущество Божье, которое может нам помочь; премудрость Божью, под руководство которой мы полностью предаемся; истину Божью, которая обещала, что молитва будет услышана; милость Божью, опираясь в молитве не на собственные заслуги, но, ожидая всего от щедрот Божьих, и во всем этом мы приводим Богу доказательства нашей смиренной преданности и нашей доверительной самоотдачи Ему. Тем самым мы наилучшим образом исполняем свою задачу в этом мире: прославление Бога.

« предыдущая К содержанию следующая »

§22. Величие и благородство молитвы, п.1

Молитва в общем смысле слова – это благоговейное и смиренное возношение души к Богу, чтобы выразить перед Ним свои помышления и желания. Отсюда следует, что молитва является делом, как разума, так и воли. Делом воли молитва является постольку, поскольку она проистекает из сердечного желания воздать Богу честь, выразить Ему нашу признательность и любовь; делом воли молитва является и потому в ней мы, по сути, не стремимся ни к чему иному, как только к любовному соединению с Богом. «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей» (Пс. 26, 4). Внутреннее и внешнее выражение этого внутреннего убеждения и настроения нашего сердца относится к сфере действия практического разума, который тем самым становится толкователем и управителем наших сердечных желаний и убеждений. Следовательно, формально, молитва представляет собой обращение к Богу с речью. Ведь святые называют молитву ещё и разговором или беседой с Богом. Это полностью соответствует словам псалмопевца: «Да будет благоприятна Ему песнь моя; буду веселиться о Господе» (Пс. 103, 34). Поскольку здесь идет речь о молитве христианина, который соединяется с Богом и должен оставаться в этом единении через излияние божественных добродетелей; вся добродетельная жизнь которого должна строиться на основании этих добродетелей, то и его молитва, собственно говоря, не может быть ничем иным, как только выражением его веры, надежды и любви. В зависимости от того, какая из добродетелей выходит на первый план, молитва бывает хвалебной или благодарственной, или просительной. «Итак прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков» (1 Тим. 2, 1). Однако, в узком смысле, под молитвой понимают просительную молитву (petitio decentium a Deo. Ioan. Damasc. l. c.). И когда молитва упоминается в Св. Писании, имеется в виду именно этот тип молитвы.

Такое определение данного понятия проливает свет и на величие и благородство молитвы.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 21. Как вести себя в искушении, п.8

Ни в коем случае нельзя предаваться малодушию, как и беззаботности, вызванной уверенностью в победе.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 21. Как вести себя в искушении, п.7

Очень не рекомендуется сразу же проводить подробное исследование о том, согласился ты с искушением, или нет. Это только ещё больше взволнует фантазию. Если бы было полное согласие, то этого не могло бы остаться скрытым.

Любовь к Богу в таких состояниях подобна горящим углям, которые кажутся погибшими под золой. Но малейший приток воздуха дает им вновь разгореться и показывает, что огонь не потух.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 21. Как вести себя в искушении, п.6

Внутреннее искушение не должно выдавать себя внешними знаками. Исходя из проявляющихся вовне волнений дьявол делает выводы о внутренних качествах души, о склонностях человека к тому или иному пороку и использует это для того, чтобы, возбуждая фантазию, благоприятствовать этим склонностям и приводить страсти в ещё большее волнение.

« предыдущая К содержанию следующая »
RSS-материал