духовность

§ 17. Искушения со стороны злого врага, п.2

Враг, искушая, не имеет прямого воздействия на волю и разум человека.

Что касается воздействия на разум, то при телесно-духовной природе человека познание со стороны созданий может идти только через чувственные образы. Прямое воздействие созданий на человеческую волю также исключено. Согласно этому, враг может побуждать ко греху только тем, что он, воздействуя на фантазию и чувственные желания, помрачает разум и увлекает волю, или напрямую воздействует на тело, вызывая возбуждения, которые пробуждают образы фантазии и страсть.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 17. Искушения со стороны злого врага, п.1

Дьявол в Св. Писании назван «искусителем» (Мф. 4, 3), так как он стремится только к тому, чтобы довести человека до греха и гибели. Но он не является прямым и непосредственным «автором» всех искушений. Очень многие искушения вызываются испорченностью нашей плоти и нашей свободной волей даже и без влияния врага, «потому что помышление сердца человеческого – зло от юности его» (Быт. 8, 21). И «каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак. 1, 14). «Откуда у вас вражды и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших?» (Иак.4,1). Его можно назвать возбудителем любого искушения и автором всякого греха лишь постольку, поскольку до его греха не было никакого другого и в результате его греха произошел тот первородный грех, который и испортил человеческую природу и сделал её предрасположенной ко всякому злу.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 16. Что понимается под искушением?, п.4

Искушение как побуждение ко греху может исходить от злого духа, от мира и от собственной чувственности (плоти). Однако в строгом смысле слова такое искушение может исходить только от злого врага и от человека как его служителя, так как только разумное существо может иметь злые намерения. Видимый мир и плоть представляют для человека искушения только в той мере, что их привлекательность или естественные желания могут внушать свободной воле человека доброе или злое, побуждать волю к выбору, хочет она добра или зла, а также поскольку злой враг сам использует их, чтобы вовлечь человека в грех.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 16. Что понимается под искушением?, п.3

Если Бог, собственно говоря, и не хочет никого ввести в искушение, то все равно святости Божьей не противоречит то, что Он допускает искушения и даже падение в них. Поскольку всё, что вводит человека в искушение и грех, исходит от Бога, то всё это – испытания Божьи, как, например, несчастные случаи, которые могут как пригодиться для очищения человека, так и стать поводом ко греху.

Во всех искушениях, которые Бог допускает через разумных существ, даже если они имеют своей целью грех, Бог, со своей стороны, имеет только добрые намерения, как для отдельного человека, так и для всех. Конечно, Бог мог бы помешать всем (разумным) существам вводить человека в искушение. Но Он допускает это, потому что лучше, когда свободные творения пользуются своей свободой, чем, когда их этой свободы лишают.

Просьба в молитве «Отче наш»: «И не введи нас во искушение», следовательно, может иметь только такой смысл, чтобы Бог не отказал нам в своей помощи, чтобы мы не позволили искушениям превозмочь нас, или чтобы Он не позволил прийти к нам таким тяжким искушениям, в которых мы по Его божественному предвидению не сможем устоять.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 16. Что понимается под искушением?, п.2

Искушения, которым подвергает человека Бог, имеют своей целью самое лучшее для человека. – Никогда искушение от Бога не имеет характер побуждения ко злу. – Это было бы несовместимо с бесконечной святостью Божьей. «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак. 1, 13).Бог, конечно, может скрыться от нас, отняв особое просветление и благодать, так что наша душа, и вправду, находится как бы во тьме и легче поддается искушениям. Но никогда Он Сам не помрачает наш разум и не заставляет нас поколебаться в добре.

Конкретно искушения от Бога имеют своей целью, во-первых, дать человеку возможность доказать свою верность в служении Богу и силу своей добродетели и тем самым стать достойным победного венца на небесах. Во-вторых, Бог хочет, чтобы, как для пользы искушаемого, так и для пользы других, явились сила Божья, без которой невозможна никакая победа, но с которой мы можем превозмочь всё, даже самое трудное; а также верность праведника как пример и подражание для других людей. Эту двоякую цель имел Бог при искушении Авраама и Товита. Оба они должны были возрастать в добре и светить своим ближним и потомкам, один – своим послушанием и верой, а другой – своим терпеньем.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 16. Что понимается под искушением?, п.1

Св. Писание говорит и о Боге, что творения, как неразумные, так и разумные, искушают человека.

И вновь говорится, что человек бывает искушаем Богом (Иак. 1, 13). Отсюда видно, что слово «искушение» или «искушать» может иметь и имеет различные значения в свете Св. Писания.

Согласно св. Фоме и св. Бонавентуре «искушать» в общем смысле означает «проверять, испытывать». Это испытание может иметь различные цели. Оно может быть направлено просто на то, узнать состояние испытуемого. Однако, оно может быть нацелено и на то, чтобы использовать эти знания, будь то во благо, или на погибель испытуемому.

В этом последнем смысле и следует понимать слово «искушение», когда здесь будет идти речь о том, что Бог и творения искушают человека.

« предыдущая К содержанию следующая »

§15. Развитие естественных добродетелей в христианстве, п.6

Даже любовь к родине ни в коем случае не уменьшается из-за стремления христианина к истинной, вечной отчизне и высшего положения последней.

Христианский дух не космополитичен, но и не узко национален. Он любит всех людей, но родина особо близка и дорога его сердцу. Неаполитанский залив может вызвать восхищение у католика-немца, но он всегда будет тосковать по тому клочку земли, где стояла его колыбель.

Отдать жизнь ради спасения своей родины – считается героизмом христианской добродетели. Христианский дух хранит верность родине даже тогда, когда она подвергается преследованиям, или когда она унижена и оскорблена. Любовь к родине – для христианина долг совести.

Орлеанская Дева воспета поэтами как героиня патриотизма. Она – дочь католической Церкви. Гете очень хотел побывать среди дикарей, чтобы найти естественную человечность. Но там он бы её не нашел. Он мог бы увидеть её среди христиан, которые хотя бы в какой-то мере достигли идеала совершенства. Ведь совершенный христианин – и человек совершенный.

« предыдущая К содержанию следующая »

§15. Развитие естественных добродетелей в христианстве, п.5

Когда христианскую религию упрекают, что она призывает к бегству от мира и нарушает естественные узы, что она не одобряет особых дружеских отношений и любви к родственникам, то эти воззрения абсолютно неправильны.

Уже сама заповедь любви и обязанность любить, как их рассматривают католические моралисты, могли бы стать достаточным указанием на то, что христианская религия не нарушает естественных уз.

Ведь вдохновенные похвальные слова св. отцов о дружбе всего лишь выражают мнение Церкви. Если же христианское учение не ограничивает любовь только лишь кругом кровных родственников; если мы во всех людях должны видеть братьев и сестер во Христе; если она к естественным мотивам добавляет и сверхъестественные; если стиль этой любви часто принимает иную и высшую форму, как это бывает с отошедшими от мира монашествующими, то это представляет собой не снижение её ценности, а углубление и расширение.

Разве и Сам Христос не подал нам героический пример благороднейшей и чистейшей дружбы? Кто не знает о нежных дружеских отношениях между Василием и Григорием Назианским, Франциском и Домиником, Бонавентурой и Фомой Аквинским? Глубокая дружба на земле встречается только там, где сердца объединяют равная любовь к Богу и общая небесная цель.

« предыдущая К содержанию следующая »

§15. Развитие естественных добродетелей в христианстве, п.4

Обращение в обществе должно нести в себе что-то радостное и любезное. Досадный недостаток, если прочим благочестивым упражнениями не сопутствует приветливость в обращении с людьми, будь то с равными или с подчиненными. Благочестие в грубоватой форме, властное и жесткое никого не завоюет, а наоборот, оттолкнет. Св. Игнатий в размышлении о «двух знаменах» представляет нам божественного Спасителя как «прекрасного и любезного», который находится посреди своих подданных, не возвеличиваясь над ними; который не повелевает, а рекомендует.

Нельзя более прекрасно нарисовать смиренную и мягкую сущность Спасителя, чем это сделано здесь в немногих словах, и мы не найдем более прекрасного примера для общения людей между собой. Добро нравится тогда, когда оно показывает себя в красивых формах. Совершенный христианин должен быть и симпатичным человеком. Он далек от стремления сделаться центром внимания в обществе. Его язык выдает благородство чувств. Его рассудительный ум заботится, чтобы каждому воздать причитающееся ему уважение. Его скромность, которая позволяет высказаться и другим, должна проявить себя в благотворном и привлекательном самообладании. Ничто так не отталкивает, как властолюбивые споры, самодовольные поучения, «верное суждение» о вещах, в которых другие разбираются намного лучше.

В радостной компании за столом человек находится с радостью вместе с другими, не теряя при этом самообладания; ест умеренно, не нарушая покой компании бросающимся в глаза воздержанием. Следует обращать внимание на то, «как» ты ешь, чтобы не ввести в соблазн соседей по столу. Всего этого требует не только приличие, но и христианская аскеза.

« предыдущая К содержанию следующая »

§15. Развитие естественных добродетелей в христианстве, п.3

«Добрая форма» требует чистоты тела и одежды. Тот, кто не заботится о чистоте рук, вызывает отвращение. Кто появляется перед другими людьми в грязной одежде, проявляет неуважение к ближним. Св. Тереза при всей своей бедности уделяла большое внимание опрятности в одежде. Св. Екатерина Сиенская считала, что внутренней чистоте должна соответствовать и внешняя. Св. Филипп Нери был врагом любого внешнего беспорядка.

Все эти требования в повышенной степени касаются и священников. Несоблюдение их нанесет ущерб уважению к ним и их влиянию в образованных кругах. Не только «мир», но и хорошо воспитанные миряне часто могли бы пожелать священнику «побольше благовоспитанности». Разумеется, правда, что священник не должен сообразовываться с миром, но, с другой стороны, он не должен нарушать и внешних форм обращения образованного мира. «Траурные полоски» под ногтями вызвали отвращение многих числа причащающихся.

Но не только образованные люди смотрят на внешность священника. Простым людям тоже нравится, что их священник оказывает им честь при общении.

« предыдущая К содержанию следующая »
RSS-материал