духовность

§ 27. Обоснование устной молитвы и молитвенников, п.5

Вслед за Отче наш особо рекомендованы те молитвы, которыми пользуется Церковь, и которые либо были вдохновлены Св. Духом, либо в качестве молитв Церкви исполнены Духа Божьего. Потому верующие охотно читают Ангельское приветствие и очень любят одобренные и рекомендованные Церковью литании.

Какие молитвы наиболее полезны в отдельных случаях, невозможно определить заранее. Это скорее зависит от духовного состояния и настроения молящегося. Наиболее благословенной будет та молитва, которая легче всего возгревает дух благоговения, а также больше всего укрепляет и назидает упование на Бога. Ведь целью молитвы является соединение с Господом (1 Кор. 6, 17) в чистой любви, в неомраченном разуме, беспрепятственном наслаждении, когда все силы нашей души направлены на единственное, простейшее и высочайшее благо, а через это преобразуются, принимая определенное подобие с чистейшей гармонией Божьей и Его неизменным постоянством.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 27. Обоснование устной молитвы и молитвенников, п.4

Среди устных молитв на первое место следует поставить Отче наш.

Во-первых, это молитва, которой научил нас Сам Спаситель. И уже поэтому она больше, чем любая другая молитва является молитвой «в духе и истине», ведь она совершается не как другие молитвы только по побуждению Св. Духа, но и была дана нам Тем, Кто послал нам Св. Духа, она вышла из уст Того, кто Сам и есть Истина. В этой молитве небесный Отец узнает речь Своего единородного Сына. Который ходатайствует за нас, имея в силу Своих заслуг право на получение ответа на молитву. Эта молитва более всех остальных является и молитвой во имя Иисуса, так как здесь мы молимся не просто в соединении с Ним и опираясь на собственные заслуги, но Его собственными словами. Живущий в наших сердцах по благодати, через Свое слово находится на наших устах. Такая молитва должна быть особенно благоугодной Богу.

Во-вторых, нет ни одной другой молитвы, которая в таких кратких выражениях содержала в себе бы всё, что может быть предметом нашей просьбы. Как Спаситель обобщил все заповеди в одной главной, так Он объединил и всё, о чем мы можем молиться в этих семи прошениях Отче наш. Прежде всего, Он сделал это, чтобы мы осознали, что можем надеяться на быстрое исполнение нашей просьбы, если она послужит к нашему спасению, а затем – чтобы мы вообще знали и могли легко понять, о чем можем молить Бога.

В-третьих, здесь, как ни в какой другой молитве в столь немногих словах заключена такая полнота мыслей, что и высочайшая ученость не может её исчерпать, но простота младенцев и детская вера вполне достаточны для осознания того, что мы должны просить у Бога как служащее к нашему спасению. Какими бы разнообразными ни были отягощающие нас нужды, как бы велико и разнообразно ни было богатство благодати, в которой нуждается наша душа и которой жаждет наше сердце – так же богато и содержание молитвы Отче наш, которой научил нас Сам Господь. Его богатство столь велико, что только Св. Дух может открыть нам его.

Любая наша просьба может иметь своей целью или избавление от зла, или получение добра.

Зло или угнетает нас в настоящий момент, или только грозит нам в будущем. Для первого Спаситель учит нас молиться: «Но избавь нас от лукавого (от зла)». Для защиты от грозящего нам зла, которое может случиться с нами в этой жизни, мы имеем просьбу: «И не введи нас в искушение». Во избежание вечного зла мы молимся: «Прости нам долги наши».

Добро, которое мы надеемся получить по милости Божьей, может относиться к области временного или вечного. О первом мы молимся в просьбе: «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», а о последнем, относящемся к сфере благодати, – в просьбе: «Да придет Царство Твое».

Всё предваряет просьба «Да святится имя Твое». Она как бы задает содержание всей молитвы, так как все прочие просьбы не имеют иной цели, кроме славы Божьей. Цель поставлена во главу, а за ней следуют средства для её достижения: тем самым задается и порядок для желаний нашего сердца. См. также Dr. Nikolaus Sihr, Gedanken über katholisches Gebetsleben, Freiburg, Herder 1916, S. 46 ff.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 27. Обоснование устной молитвы и молитвенников, п.3

Из подчинения устной молитвы молитве внутренней и из особой её целевой установки следует и то, что её нужно совершать лишь по мере того, как она служит последней, то есть пока с её помощью возбуждается внутреннее благоговение, если, конечно, нет иных обязательств, таких, как Литургия часов. Но если устная молитва не нарушает внутреннего благоговения, то нет никаких причин уничижать её, даже если она растягивается, ведь Спаситель порицал не много молитв, а многословие в молитве, свойственное язычникам.

Те, кто продвинулся дальше в духовной жизни, могут с большим благословением предаваться внутренней молитве; устная молитва для них легко может стать стеснением свободы и подвижности их духа, и если посвящать слишком много времени устной молитве, то она будет скорее мешать благоговению, чем повышать его.

Однако, для большинства устная молитва останется регулярной, так как мыслительная молитва, особенно медитация в узком смысле слова, уже предполагает большее знание сверхъестественных истин и более интенсивные духовные усилия, которые превосходят способности большинства людей.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 27. Обоснование устной молитвы и молитвенников, п.2

С точки зрения нас самих, устную молитву, во-первых, можно обосновать тем, что весь человек, телом и душой, призван служить Богу. Человек – существо чувственно-духовное. В соответствии с такой своей природой он приближается к Богу и принимает невидимую благодать доступным для чувств образом через Таинства. Поэтому человеку прилично и в молитве приближаться к Богу не только своей духовной стороной, но также телом и душой. Более того, нам подобает воздавать Богу честь также и тем, чем мы согрешили. «Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые» (Рим. 6, 19). Наш язык согрешил, произнеся так много пустых речей, пусть же теперь он во искупление провозгласит и хвалу Богу. «Возьмите с собою молитвенные слова и обратитесь к Господу; говорите Ему: отними всякое беззаконие и прими во благо, и мы принесем жертву уст наших» (Ос. 14, 3).

Во-вторых, человеческому духу в его связи с телом естественно принимать побуждения через чувства. Так и внешние слова молитв с их содержанием пробуждают в нас благочестивые мысли и через них приводят в движение и сердце, придавая ему благочестивые настроения. Частое, настойчивое совершение таких молитв, особенно тех, которые имеют своим автором Самого Бога, запечатлеет в нашем духе целый ряд благочестивых мыслей, благодаря которым он получит определенную склонность к молитве и уже потому сможет намного легче хранить себя от рассеянности в молитве. «Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь, и не подобно ли молоту, разбивающему скалу» (Иер. 23, 29)? «Всякое слово Бога чисто; Он - щит уповающим на Него» (Прит. 30, 5). Тем самым устная молитва – это столп, на котором мы поднимаемся к Богу, опора для наших мыслей, которые без неё так легко теряются.

В-третьих, нашей человеческой природе свойственно, что внутренняя жизнь души не замыкается только в самой себе, но выступает и в область чувственного. Аффекты души стремятся к выражению в доступных восприятию знаках, и тем больше, чем более высока степень чувств. «Возрадовалось сердце мое и возвеселился язык мой» (Пс.15, 9). Следовательно, если аффекты как бы силой разрывают рамки и выражаются в словах, то это является признаком живого внутреннего движения. Часто внутреннее чувство бывает столь сильным и глубоким, что невозможно найти для него адекватного выражения и оно пытается выразиться в кратких выкриках.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 27. Обоснование устной молитвы и молитвенников, п.1

По форме различают молитву устную и внутреннюю. Здесь речь пойдет о первой.

1. Устная молитва – это выраженное во внешних словах общение с Богом, чтобы восславить Его или высказать Ему наши нужды и прошения, чтобы выразить перед Ним наши чувства благодарности.

И пусть устная молитва не столь совершенна, как внутренняя, но она имеет свои преимущества и ни в коем случае её нельзя осуждать как простую молитву губ. Св. Писание В. и Н.З. многократно призывает к ней. Псалмопевец восклицает: «Господи! отверзи уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою» (Пс.50, 17). «Голосом моим к Господу воззвал я, голосом моим к Господу помолился» (Пс. 141, 1).Сам Христос словом и примером учил нас устной молитве: «Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое…» (Мф. 6, 9), - УЧИЛ Он Своих апостолов. А на Тайной Вечере Он произнес вместе в ними молитвенный гимн (Мф. 26, 30). В тяжелый Свой час Он возвел очи Свои на небу и молился: «Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя» (Иоан.17, 1).

Конечно, Сам Спаситель призывает молиться «в духе и истине» (Ин. 4, 24), но устная молитва ни в коем случае не противоречит этому призыву. «Разве мы прекращаем думать в духе и чувствовать в сердце только потому, что позволяем внутреннему выйти наружу в звуках»? В духе и истине молимся мы и в устной молитве, если приступаем к ней по побуждению Св. Духа. Более того, устная молитва, совершаемая в должной мере, ни в коем случае не препятствует внутренней молитве, более того, она её подготавливает. Мы ведь совершаем устные молитвы не потому, что хотим открыть Богу наши внутренние волнения - Бог и так знает их лучше, чем мы сами. Мы молимся устно ради нас самих, потому что наше выражение в молитве не останется без благотворного влияния на наш внутренний мир.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 26. О сухости в молитве и средствах против неё, п.4

Как нам вести себя при таком состоянии души? Сначала нам нужно проверить, не сами ли мы из-за своей небрежности виновны в этом испытании. Во многих случаях нам придется обвинить самих себя и сказать: «Господи, я недостоин Твоего утешения или внутреннего испытания. И потому Ты поступаешь со мной совершенно справедливо, оставляя меня так часто изнемогать без помощи и утешения». Тогда мы должны будем стать достойными небесного утешения, умножив нашу верность.

Часто причина безутешности недоступна нашему пониманию.

Ни в коем случае мы не должны впадать в отчаяние и терять надежду. Напротив, мы должны помнить о предостережении псалмопевца: «Надейся на Господа, мужайся, и да укрепляется сердце твое, и надейся на Господа» (Пс. 26, 14)!

«Надейся на Господа» и «уповай на Господа»! Прежде всего необходимы терпение и упование. После тьмы вновь придет свет. И мудрецы с Востока тоже порой теряли из виду звезду, но потом она снова появлялась, и тем больше была их радость (Мф. 2, 10). Если же Бог медлит, то нужно сохранять выдержку и терпение. «Ибо небесное утешение обещано тому, кто выдержит искушение. Побеждающему – глаголет – дам вкушать от древа жизни» (Откр. 2, 7) .

«Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит» (Евр. 10, 37). «Прежде приходит смущение, но как знак, что последует утешение».

«Действуй мужественно». «Горе вам, потерявшим терпение» (Сир. 2, 14)! Подступает искушение оставить религиозные упражнения, так как вкус к ним утрачен и даже присутствует отвращение к ним. «Укрепи сердце твое». Собери силу духа и продолжай молитвы. В таких состояниях нас должна вести вера, а не сердце, которое, как кажется, потеряло ориентир. Мы должны надеяться вопреки всяческой надежде (Рим. 4, 18) и не прекращать взывать к Богу, даже если кажется, будто любовь Божья отвратилась от нас, а наша любовь заледенела. Такая исполненная упования и настойчивости молитва благоугодна Богу, даже если она и кажется безжизненной. Роза прекраснее, когда она свежа, но, даже засохшая, она сохраняет благоухание и силу. Чем меньше утешения дает нам молитва, тем ярче сияет она чистой любовью к Богу.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 26. О сухости в молитве и средствах против неё, п.3

Но это состояние может прийти к нам и от Бога с самыми добрыми и полными любви намерениями, а именно, с целью испытания. «Посещаешь его каждое утро, каждое мгновение испытываешь его» (Иов 7, 18). Должно открыться, сколько мы можем совершить, насколько велико может быть наше продвижение вперед в служении Богу и в прославлении Его, даже без особого воздаяния в божественных утешениях.

В приподнятых сладостных чувствах невозможно проверить, истинна ли наша любовь к Богу. Такая любовь представляет собой сладкий, но обманчивый покой. Так любили Спасителя апостолы, когда Он ходил с ними в человеческой плоти. В таком настроении легко сказать: «Не поколеблюсь вовек». Но когда Бог отвратит Свое лицо, тогда вся наша крепость поколеблется, так как любовь основывалась не столько на разуме и воле, сколько на обманчивой почве эмоций и чувств; она была не столько выражением и проявлением великой душевной силы, сколько ликованием упоенного сладостью сердца.Но человек может зарекомендовать себя другом Божьим только во тьме богооставленности и безутешности, как и настоящая человеческая дружба проявляется тогда, когда друг больше не может нам предложить ничего. «Чрез сие искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей» (Втор. 13, 3).

Или Бог хочет дать нам понять, что утешительная молитва – это не дело человека, а подарок Божий, который Бог свободен сделать или не сделать. Осознание этого должно предохранить нас даже от малейшего высокомерия или тщеславия, которые неизбежно навлекают на нас недовольство Божье.

В-третьих, испытание может быть полезно и для того, чтобы мы ещё вернее хранили утешения, вновь полученные после больших трудов, так как, только лишившись их, мы по-настоящему научаемся их ценить.

В-четвертых, то, что Бог допускает сухость, может проистекать из Его намерения приумножить наши заслуги, благодаря постоянству в уповании на Бога и смирению перед Его святой волей. «Нет для твоей духовной жизни большого успеха в том, что бывает у тебя благодатное утешение; а в том тебе польза, когда со смирением и с покорностью и с терпеньем переносишь лишение благодати». Потому и царственный псалмопевец молится: «Не оставляй меня совсем» (Пс. 118, 8). Но он не молится, чтобы Бог вообще не позволил печали и одиночеству прийти на него. Мы не могли бы этого вынести, если бы вместе с псалмопевцем не могли сказать: «Благо мне, что я пострадал» (Пс. 118, 71).

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 26. О сухости в молитве и средствах против неё, п.2

У этого состояния могут быть различные причины.

Прежде всего мы сами можем быть причиной этого, а именно в результате физического расположения. Душа ведь зависит от тела, так что она не может действовать, как хотела бы. Здесь нас может утешить высказывание св. Терезы: «Любовь к Богу заключается не в потоках пролитых слёз или в усладах или в благостном чувстве, к которому мы большей частью стремимся, а в том, чтобы мы служили Богу в праведности, в сильном духе и смирении».

Но часто мы сами бываем виновны в этом состоянии из-за небрежности в служении Богу.

Недостаток ревности в борьбе с повседневным грехом сковывает любовь к Богу: тогда естественными последствиями будут некоторая холодность и противление по отношению к духовной жизни вообще и особенно к молитве. – Часто ощутимое благоговение у нашей молитвы отнимают не собственно грехи, от которых душа не хочет избавиться, а некоторая лень в ответ на зов Божьей благодати, которая хочет возвести нас ещё выше. Бог видит нашу неблагодарность и отходит от нас. Но если Бог отнимает у души Свою столь живительную близость, тогда мы должно ощутить себя оставленными Богом, если только душа наша не слишком легкомысленна.

Вторая причина – враг, который извне и изнутри, прямо и косвенно подступает к душе с искушениями, что парализует силу души, вносит в неё беспомощность и печаль, или какое-то беспокойное волнение, отнимающее у молитвы любую радость.

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 26. О сухости в молитве и средствах против неё, п.1

Молитва как разговор с Богом должна быть радостной и возвышенной. Однако, тем не менее, бывают такие состояния души, когда духовная сладость молитвы не ощущается, и даже возникает определенное отвращение к ней. Дух находится как в тумане, сердце сдавлено и часто неподвижно и холодно, как лед, а часто – сухо и наполнено глубокой печалью. Когда душа молится, ей кажется, что она, собственно, ничего не говорит.

Кажется, что вера и любовь дремлют или что их вообще нет. Настойчиво и устрашающе напрашивается чувство, что Бог нас не слушает и отвернулся от нас. Вместе с Иовом душа говорит: «Я взываю к Тебе, и Ты не внимаешь мне, - стою, а Ты только смотришь на меня. Ты сделался жестоким ко мне, крепкою рукою враждуешь против меня» (Иов 30, 20 – 21). И вместе с псалмопевцем: «По благоволению Твоему, Господи, Ты укрепил гору мою; но Ты сокрыл лице Твое, и я смутился» (Пс. 29, 8). Возможно, в душу не попадает ни капли небесного утешения. Небо кажется как бы свинцовым. Ни одного лучика не пробивается через него, чтобы пробудить в нас сладкую радость благоговения. «Благоутробие Твое и милости Твои ко мне удержаны» (Ис. 63, 15).

« предыдущая К содержанию следующая »

§ 25. О подготовке к молитве и поведении во время неё, п.5

Во время самой молитвы необходимо следить за внешними и внутренними чувствами. Подобно тому, как сквозняком легко может быть задута свеча, так и хорошо начатая молитва легко может потерять свою высоту и силу; благоговение в молитве может легко исчезнуть, если строго не запретить доступ для внешних впечатлений и не препятствовать игре фантазии.

Чтобы избежать этой опасности для молитвы, св. Игнатий рекомендует живо представлять себе присутствие божественного Спасителя, как Он смотрит на нас во время молитвы.

Для успеха в молитве не следует забывать и о необходимом времени и покое. Даже при устной молитве без серьезного восприятия содержания молитвенных формулировок не легко избежать рассеянности. Ни стремление совершить как можно больше молитв, ни желание поскорее вернуться к своим любимым занятиям не должно побуждать нас к беспокойной спешке в молитве. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33).

Если же, несмотря на все старания и добросовестность, рассеянность все-таки наступает, то бессмысленно предаваться размышлению над её причинами. Успех здесь сулит только решительное, но спокойное обращение к молитве. Если же отогнать рассеянность не удается, то остается только смириться перед Богом. Благословение от молитвы придет на нас без потерь.

« предыдущая К содержанию следующая »
RSS-материал